18:09 

Отраженное безумие

PostPoisn
когда у меня что-то не получается, я навсегда бросаю это дело. вот поэтому я ничего не умею
Название: Отраженное безумие
Рейтинг: NC-17 наверное
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Психология, Даркфик, Эксперимент
Предупреждения: Смерть персонажа(Deathfic)
Размер: Драббл, 4 страницы
Описание:
Любовь - это болезнь? Она заразна? Она способна убивать? А если это чужая любовь? Если ты - только отражение?
Написано на заказ. Бред гарантирован.
Статус: закончен
Публикация на других ресурсах:
Публикация на других ресурсах запрещена.


Примечания автора:
Психи нынче особенно популярны. Кажется, в последнее время я только о них и пишу. Нормальные люди что, извелись? Впрочем, не буду жаловаться, мне было интересно поработать с этой темой.
Как и всегда, Сатори-сан немного посамовольничала с сюжетом, извращая его в своем стиле. И ведь обещала слишком не наглеть – ан нет, опять на те же грабли! Ну да ладно, зато я старалась.
Посвящение:
По заказу VikiSoft. С пожеланием легких родов, здоровья тебе и твоим малышам.
Не знаю, понравится ли Заказчице-сан этот драббл, но я вложила в него всю свою любовь к извращениям.



Не трудно быть похожим на кого-то.
Трудно оставаться собой.

(Александр Рак "Афоризмы")


***
– А его вот три раза вытаскивали с того света, – щебетала дежурная медсестра. – Он у нас частый гость. Но когда-нибудь все же не откачают.

Молодой доктор тихонько приоткрыл дверь, с каким-то усталым любопытством заглядывая в палату. Длинная полоса света легла наискосок, перечеркивая крайнюю справа кровать. Больной заерзал и плотнее завернулся в кокон тощего одеяла.

– Он упорный, – девушка поднялась на цыпочки, чтобы посмотреть на объект разговора через плечо врача. – Говорят, после первого раза от него родные ни на шаг не отходили. А всё равно не смогли уследить. Даже не знаю, Игорь Викторович, зачем таких спасать…

Мужчина ничего не ответил. Только в его глазах, темных и по-азиатски раскосых, промелькнуло какое-то странное выражение – но тут же бесследно исчезло.


***
– Куда мы идем? – затуманенный транквилизаторами и антидепрессантами мозг отказывался воспринимать реальность. Вся жизнь казалась бесконечным сном.

Высокий человек в белом халате тащил Марка за руку – вдоль длинных больничных коридоров, полутемных, удушливо воняющих хлоркой.

– Наконец-то я нашел тебя. Кто бы мог подумать! – лихорадочный шепот было тяжело разобрать. – Я уже потерял всякую надежду. И вот здесь, в этой чертовой психушке… Ты всегда умел шокировать, Марк.

– Куда мы идем?

– Не беспокойся, все будет в порядке. В этот раз я тебя спасу.

Шаги. Стук по полу дорогих ботинок напоминал неровный пульс. Странным эхом передразнивало их шлепанье босых ног.

Вниз – по темной лестнице, почти срываясь со ступенек.

В сонной тишине психлечебницы все звуки казались особенно громкими. Шорох одежды. Нервное лязганье ключей. Стук резко открытой двери.

– Куда мы идем?


***

В машине пахло элитным парфюмом и новой кожаной обивкой. Еще – сигаретами, но совсем слабо, будто здесь не курили очень давно.

Сквозь просвет между передними сидениями Марк видел огни приборной панели. Они завораживали и даже гипнотизировали. Яркая погремушка для младенца.

Марк лежал, не шевелясь, в бессмысленном взгляде отражалась неоновая подсветка. Тонкая струйка слюны стекала из уголка рта, пачкая дорогую кожу сидения.

– Скоро тебе будет лучше. Мы преодолеем это вместе, и ты снова станешь собой. – Человек в белом халате немного успокоился, и голос его теперь звучал совсем иначе, даже почти знакомо. – Это твой брат во всем виноват. Чертов ублюдок! Если бы он не забрал тебя, не спрятал от меня… Но все теперь наладится. Я никому не позволю причинить тебе вред.


***
Гладкость шелковых простыней непривычно ласкала и нежила. Как же давно Марк не чувствовал ничего подобного!

Тепло чужого тела рядом. Влажное дыхание на шее. Жадные, настойчивые руки.

– Прости, я не могу больше терпеть. Это еще не совсем ты, но ведь можно, правда?

Поцелуи неприятно-слюнявые. Чужой язык шарил во рту, требует ответа. Но словно что-то сдерживало Марка: и он не мог ни оттолкнуть навязчивого типа, ни поддержать его игру.

Кажется, когда-то они были знакомы. Или нет? Стоит только напрячь память, и всё встанет на свои места. Но в мозгу звенели тревожные колокольчики: не надо, не вспоминай, тебе же будет хуже!

Горячие пальцы медленно провели по левой руке Марка – от запястья к плечу, вдоль темного узора старой татуировки.

«Это дерево мертво и бесплодно…»

Воспоминания – ядовитая бездна, болото, затягивающее неосторожных путников.

Черноволосый парень с узкими восточными глазами. Белый халат с пятнами свежей крови. Скальпель в дрожащих руках.

«Я заставлю это дерево цвести. Ради тебя, Марк»

Теперь на вытатуированных ветвях расходятся лучами звездочки шрамов. Когда-то они были аккуратными алыми ранами, похожими на диковинные цветы или эдемские яблоки.

Четыре года небытия – слишком мало, чтобы забыть.

– Игорь…

– Да, я здесь, любовь моя. Я с тобой. Отныне и навсегда.


***
Боль и удовольствие. Страсть и ненависть. Цветные фейерверки взрывались на внутренней поверхности плотно сомкнутых век.

Нет! Нужно открыть глаза! Чтобы видеть каждую деталь, навсегда запечатлевая в воспаленном мозгу.

Игорь прижимался щекой к подушке, судорожно цепляясь за простыни длинными пальцами. Прямая спина с мелкой россыпью черных родинок. Узкие бедра, жадно толкающиеся навстречу движениям Марка. Тугое кольцо мышц, плотно охватывающее входящий внутрь член.

Марк провел рукой по рельефу выпирающих позвонков – будто гладил кота против шерсти. Надавил на шею, зарываясь в слегка длинноватые волосы – такие же угольно-черные, как у него самого.

Горько, безумно горько!

Тихие стоны, рычание, заглушенное подушкой. Капельки пота вспыхивали на смуглой коже Игоря подобно драгоценным камням, собирались вместе, скатывались к плечам, дрожали от каждого нетерпеливого толчка.

Марк не церемонился, вторгаясь грубо, разрывая узкую плоть. Но в то же время он знал, как подарить наслаждение партнеру – знал слишком хорошо, чтобы не забыть даже теперь, в наркотическом полубреду, когда сон нельзя отличить от реальности.

Боль и удовольствие. Страсть и ненависть. Может, так и должно быть?


***

От ледяной воды тело била безостановочная дрожь. Руки судорожно хватали пустоту, ноги сучили по скользкому дну ванны. Но в голове рассеивался туман. Это хорошо?

Лавина воспоминаний, лавина безумия. Одержимость. Едва заметная кривая усмешка скользнула по искусанным в кровь губам.

Квартира у Игоря все та же – большая, дорогая, светлая. В панорамное окно вползали белесые щупальца рассвета, чтобы застыть уродливыми пятнами на полу и стенах.

Некоторые люди не меняются. Это словно часть ритуала их «идеальной» жизни, подношение лукавым богам.

Фотография на стене. Свет падал на стекло, и трудно различить изображение. Однако Марк и так знал. На фото запечатлен длинноволосый подросток. Обнаженный. Неловко позирующий перед любительской камерой. Лица не видно, но… Лицо, отражавшееся сейчас в стеклянной поверхности, то же самое. Разве что старше. Та же упрямая линия подбородка, тонкий волевой рот. Только цвет глаз не ярко-голубой – из-за расширенных зрачков они кажутся черными. И волосы теперь совсем короткие.

Игорь все еще спал, разметавшись по белоснежным простыням. Смуглые руки похожи на крылья черного ангела. Густая челка закрывала лицо – видна только порочная линия чуть приоткрытых полных губ. Сейчас он совершенно не похож на себя обычного.

Все это уже не имеет значения. Четыре года – не тот срок, чтобы смириться.

Марк знал эту квартиру наизусть – каждый уголок. Хотя ни разу здесь не был. Но из дневников… Как страшна одержимость! Это чувство нельзя назвать любовью. И все же это была любовь.

«Беретта» в нижнем ящике прикроватной тумбочки. Привычки, привычки… Оружие казалось неимоверно ледяным и тяжелым.

В какой же момент тот, кто теперь назывался Марком, успел окончательно потерять себя?

Брат-близнец. Всего лишь. Глупая подделка. Тот, кто не смог защитить, – только сломал, окончательно подтолкнул к пропасти. Разлучил с возлюбленным. И последняя просьба – это все, что он может сейчас исполнить. Для Марка – того, настоящего, которого нет уже четыре года. Только память осталась. И татуировка. И лицо – точная копия лица брата.

Игорь даже не пошевелился, когда дуло пистолета коснулось его головы.

– Он просил привести тебя к нему. Чтобы вы навсегда были вместе.

Выстрел. Боль в плече от отдачи. Запах сгоревшего пороха и крови.

Долги отданы. Теперь можно отдохнуть.

@музыка: Hess Is More – Yes Boss

@настроение: спааааааааать^^

URL
Комментарии
2012-03-04 в 17:57 

MilliGray
сегодня ты шутишь про русский артхаус, а завтра ты смотришь русский артхаус.
Безумно понравилось^^
Псих-убийца-мститель это в твоём духе Марин :DD

   

PostPoisn

главная